Знакомая немка ee бабушку солдат

миф:изнасилованные_немки [Мифы истории СССР]

Кто насиловал немок и как жилось в оккупированной Германии. Во время войны и первые месяцы после её окончания солдаты в основном пересылали домашним в . и со знакомой нам подписью. .. к ней каждый день помогать по хозяйству, за это бабушка платила ей деньгами и помогала с продуктами. Её туманные глаза вцепились в мои, как бы желая удостовериться, что Немка - Михайловна! – крикнули ей. – Ты ж не выстоишь!.. Иди – мы на тебя место заняли! Некоторые, узнавая во мне знакомую, успокаивали: « Не переживай, Десять лет бабушка Зина жила ожиданиями встречи с дедушкой. Несколько лет назад моя хорошая знакомая немка Рут Вальтер произвела на неё экскурсия по зданию Рейхстага в Берлине. Нет, её потрясло не само здание советских солдат, оставленные ими там в конце войны, в мае года. .. Моя бабушка тоже дошла до Берлина и оставила свою роспись на.

Но вдруг рядом появилась надзирательница: Заключённые были в полном недоумении и после нескольких голодных дней решились выйти из лагеря, чтобы достать еды. В городе они встретили две колонны американских солдат, идущих по разным сторонам улицы. Здесь Геня впервые увидала негров, которые шли в первых рядах. Заключённые поняли, что пришли их освободители. И что конец войны совсем близок… Потом русских пленных отправили в американский лагерь, там их кормили вдоволь и одевали.

Им предлагали остаться на Западе, но Геня не могла жить без Родины, — только бы одним глазком увидеть любимую мамочку.

  • Бабушка в трудовых лагерях Германии
  • Как доказали, что советский солдат с известного фото не отнимал велосипед?
  • Два миллиона изнасилованных немок

Поэтому её отправили в советский лагерь, где заключённых готовили к боевым действиям, ожидая войны с Америкой. Потом были допросы в НКВД. И только после этого заключённых отправили домой. Геня со своей подругой села на поезд без денег, билетов и документов. После первой же проверки их высадили с поезда среди ночи.

И оставшиеся тридцать километров они добирались пешком. Геня постучала в дверь своего дома, ей открыли, и навстречу кинулись родные со счастливыми улыбками, со слезами на глазах. Параскева постаревшая за это время целовала и душила в объятиях Геню, говоря ей: Только не увидела Геня среди родных лицо Жени.

Дело в том, что, когда Иван ушёл в партизаны, немцы хотели сжечь его семью, и они были вынуждены скрываться в топких лесах, нередко сидя по горло в болотной жиже.

Там Галя и Женя заболели тифом, вскоре Женя умерла от пневмонии… Через некоторое время умерла и Галя. Так, вернувшись из плена, Геня оказалась опорой маме. Она пахала и сеяла, поддерживая семью. На всю жизнь запомнились ей эти четыре года, которые у неё отняла война. Гене пришлось скрывать своё пребывание в гитлеровских трудовых лагерях. В СССР это считалось предательством и могло помешать устроиться, — даже на должность дворника, на которой Геня проработала большую часть жизни.

И только совсем недавно, уже в XXI веке Германия выплатила какие-то деньги узникам фашистских трудовых лагерей. Сейчас у моей бабушки Гени её полное имя Женевьева или по-русски Геновефа много внуков и правнук, мы очень любим её и гордимся ею. Она жила в Белоруссии в простой крестьянской семье. Их было пятеро детей: Иван — девятнадцати лет, Женя — пятнадцати, Геня — тринадцати, Галя — десяти и Костя — восьми.

Они жили с мамой, — отец их умер, когда Гене было пять-шесть лет, и она его помнила очень смутно. Мать их звали Параскевой, это была красивая женщина, примерно пятидесяти трех лет. Итак, Геня возвращалась с поля, на котором пасла корову. Девочка приблизилась к дому, она завела Бурёнку в хлев и пошла в избу. Дома никого не было, все ушли работать в поле. Вдруг девочка услышала какой-то лязг и скрежет, постепенно шум нарастал. Она вышла на улицу, чтобы узнать, что случилось. В небе летали самолеты, были слышны взрывы за лесом.

Девочка побежала к кому-то спросить, что случилось, что произошло. Ей ответили, что пришли немцы, началась война. Уже несколько недель идёт война, немцы оккупировали Беларусь. В шестнадцати километрах от деревни, где жила Геня, находилось поселение евреев.

Бабушка в трудовых лагерях Германии

Немцы сгоняли их в сарай и сжигали заживо. Некоторые евреи скрывались у знакомых, — в доме Гени пряталась учительница местной школы. Из некоторых семей выбирали по человеку, который и отправлялся в нёмецкий трудовой лагерь.

В Гениной — выбор пал на Женю, она была здоровой, сильной девочкой. У Гени же после удара с детства не разгибалась рука. И Параскева решила отправить к немцам Геню с документами Жени, в надежде, что из-за больной руки её не возьмут в лагерь, а оставят дома. И вот ранним утром Геня с Параскевой отправились в еврейское поселение, где обосновались немцы. И предчувствие не обмануло. Увидев, что руки девочки в мозолях, а значит, она много трудится, немцы решили забрать её. Всех, кто должен был уехать в лагерь, перед этим несколько дней держали в здании старой школы.

Когда туда привели Геню, она сразу подошла к окну, туда же подбежала и Параскева. Мама и дочка плакали и обнимались, но появился надзиратель и разогнал их плёткой. Параскева только и успела протянуть дочке горсть сухарей. Геня взяла их дрожащей рукой, взглянула в тёмные заплаканные глаза матери и, не в силах больше видеть это, отошла от окна. Ах, какими долгими казались Гене три недели, которые она провела в поезде! Пленников не кормили, не выпускали на свежий воздух, заставляли целыми днями сидеть в закрытом товарном вагоне.

Геня спасалась от голода мамиными сухарями. Но и голод она почти не ощущала по сравнению с чувством отчаяния, одиночества и тоски, крепнувшим день ото дня.

Глаза её не просыхали, а на сердце скребли кошки, но у неё хватило мужества не выдать старшую сестру. Вагон был переполнен молодыми девушками. Все, как и Геня, очень страдали и тосковали. Кто-то стал напевать сквозь слёзы, а кто-то подхватил, — так сложилась песня-плач: Ночь начинается, вагон качается, А мне мерещится жестокий сон… Страна любимая всё удаляется, Летит в Германию наш эшелон. Прощайте, улицы родного города.

Прощайте, девушки, отец и мать. Везут в Германию на муки голода. Везут в Германию нас погибать. Советский солдат с прикрепленным к поясу эсэсовским кинжалом.

Пардубицки, Чехословакия, май года. Солдаты бывали разными, и вкусы у них тоже были разными. Некоторые, например, очень ценили вот такие немецкие эсэсовские или морские, летные кинжалы, хотя практической пользы от них не было никакой. Я в детстве держал один такой эсэсовский кинжал в руках друг деда с войны привез — его чёрно-серебряная красота и зловещая история, завораживали.

Гродно, Беларусь, май года Но у большинства советских солдат ценились обыденная одежда, аккордеоны, часы, фотоаппараты, радиоприемники, хрусталь, фарфор, которыми и много лет после войны, были завалены полки советских комиссионных магазинов. Многие из тех вещей сохранились и поныне, и не спешите обвинять их старых хозяев в мародёрстве — истинных обстоятельств их приобретения уже никто не узнает, но скорее всего они были победителями у немцев просто и банально куплены.

Кругом вранье, или "Советский солдат отбирает у немки велосипед" К вопросу об одной исторической фальсификации, или о снимке "Советский солдат отбирает велосипед". Этот хорошо известный снимок традиционно используется для иллюстрации статей о зверствах советских солдат в Берлине.

Тема эта с удивительным постоянством из года в год поднимается ко Дню Победы. По вопросу самой фотографии и того, что на ней запечатлено, идут жаркие споры. Аргументы противников версии "мародерства и насилия", которые мне приходилось встречать в сети, к сожалению, звучат неубедительно.

Из них можно выделить, во-первых, призывы не строить суждений на основании одной фотографии. Во-вторых, указание на позы немки, солдата и других попавших в кадр лиц.

В частности, из спокойствия персонажей второго плана следует вывод, что речь идет не о насилии, а о попытке выправить какую-то велосипедную деталь. Наконец, выдвигаются сомнения, что на фотографии запечатлен именно советский солдат: Кроме того на заднем плане, сразу за солдатом, если приглядеться, можно увидеть военного в форме явно не советского образца.

Но, еще раз подчеркну, все эти версии не кажутся мне достаточно убедительными. В общем, я решил разобраться в этой истории. У снимка, рассудил я, явно должен быть автор, должен быть первоисточник, первая публикация, и - скорее всего - оригинальная подпись.

Которая может пролить свет на то, что же изображено на фотографии. Если брать литературу то, насколько мне помнилось, этот снимок попадался мне в каталоге Документальной экспозиции к летию со дня нападения Германии на Советский Союз. Сама экспозиция была открыта в году в Берлине в зале "Топография террора", затем, насколько мне известно, экспонировалась в Петербурге. Ее каталог на русском языке "Война Германии противо Советского Союза " был издал в году. У меня этого каталога нет, но у коллеги, к счастью, нашелся.

Действительно, искомая фотография опубликована на странице. По крайней мере на ряде старых, еще начала ных годов ресурсах, я наткнулся на этот снимок именно со ссылкой на "Войну Германии противо Советского Союза.

Похоже, оттуда фотография и кочует по сети.

Антонина Шнайдер-Стремякова

В каталоге в качестве источника снимка указан Bildarchiv Preussischer Kulturbesitz - Фотоархив Фонда прусского культурного наследия.

Обратите внимание, здесь фото не обрезано по краям, как в каталоге экспозиции. Возникают новые интересные детали, например, слева за спинами можно увидеть офицера, причем, как бы не германского офицера: Но главное - подпись!

A Russian soldier involved in a misunderstanding with a German woman in Berlin, over a bicycle he wished to buy from her. В общем, не стану утомлять читателя нюансами дальнейшего поиска по ключевым словам "недоразумение", "немецкая женщина", "Берлин", "советский солдат", "русский солдат" и.

Снимок принадлежит американской компании Corbis. Как не трудно заметить, здесь снимок полный, справа и слева присутствуют детали, отрезанные в "российской версии" и даже в версии Life. Детали эти весьма важны, так как придают снимку совсем другое настроение.

Ну и, наконец, оригинальная подпись: After giving her money for the bike, the soldier assumes the deal has been struck.

Немецкий профессор развенчал миф о "зверствах" Красной Армии: Немок массово насиловали англосаксы

Русский солдат пытается купить велосипед у женщины в Берлине, Недоразумение случилось после того, как русский солдат пытался купить велосипед у немецкой женщины в Берлине. Отдав ей деньги за велосипед, он полагает, что сделка состоялась. Однако женщина считает. Кругом, куда ни копнешь, ложь, ложь, ложь Так кто изнасиловал всех немок? Из статьи Сергея Манукова. Профессор криминалистики Роберт Лилли из США проверил американские военные архивы и пришел к выводу, что к ноябрю года трибуналы рассмотрели 11 случаев серьезных сексуальных преступлений, совершенных американскими военнослужащими в Германии.

Согласны с тем, что западные союзники также "распускали руки", и другие историки из Великобритании, Франции и Америки. Долгое время западные историки пытаются возложить вину на советских солдат при помощи доказательств, которые не примет ни один суд.

Наиболее яркое представление о них дает один из главных доводов британского историка и писателя Энтони Бивора, одного из самых известных на Западе специалистов по истории Второй мировой войны. Он считал, что западным солдатам, особенно американским военным, не нужно было насиловать немок, потому что они в достатке обладали самым ходовым товаром, при помощи которого можно было добиться согласия фройляйн на секс: Западные историки считают, что подавляющее большинство сексуальных контактов между победителями и немками носили добровольный характер.

Неслучайно в те времена была популярна шутка: Однако картина была далеко не такой розовой, как пытается представить Энтони Бивор и его сторонники. Послевоенное общество было не в состоянии дифференцировать добровольные и насильственные сексуальные контакты женщин, которые отдавались, потому что умирали от голода, и тех, кто становились жертвами изнасилований под дулом пистолета или автомата.

О том, что это чересчур идеализированная картина, громко заявила Мириам Гебхардт, профессор истории Университета Констанца, что на юго-западе Германии.

Конечно, при написании новой книги ею меньше всего руководило желание защитить и обелить советских солдат. Главный мотив - установление истины и исторической справедливости. Мириам Гебхардт отыскала несколько жертв "подвигов" американских, британских и французских солдат и взяла у них интервью. Вот рассказ одной из женщин, пострадавших от американцев: Шестеро американских солдат приехали в деревню, когда уже начало смеркаться, и вошли в дом, где жила Катерина В. Женщинам удалось бежать перед самым появлением непрошеных гостей, но те и не думали сдаваться.

Очевидно, они занимались этим не первый. Американцы начали обыскивать один за другим все дома и в конце концов почти в полночь нашли беглянок в чулане у соседа. Они вытащили их, швырнули на кровати и изнасиловали. Вместо шоколадок и нейлоновых чулок насильники в форме достали пистолеты и автоматы. Это групповое изнасилование произошло в марте года, за полтора месяца до окончания войны. Шарлотта в ужасе звала мать на помощь, но Катерина ничем не могла ей помочь.

В книге приводится немало подобных случаев. Все они произошли на юге Германии, в зоне оккупации американских войск, численность которых составляла 1,6 млн человек. Весной года архиепископ Мюнхена и Фрайзинга приказал подчиненным ему священникам документировать все события, связанные с оккупацией Баварии.